Главная | История | История места | Доходный дом Панаева

История места

Доходный дом В. А. Панаева

Историческая правка

1874г. – покупка участка путейским инженером В.А.Панаевым.
1876 г – гражданский инженер Д. К. Пруссак - проект обширного здания с театральным залом по заказу В. Панаева.
1886-1887 гг. - гражд. инж. Д. И. Пруссак – руководство постройкой здания.
1897 г. - арх. А. И. Ковшаров (Кошеваров (?))- новые фасады.
1903 г. - арх. А. К. Гаммерштедт - новые интерьеры.

Постройка здания

В 1874 году начинается продажа земельных участков на территории бывшей Адмиралтейской верфи. Земля отличается дороговизной, и вследствие этого плохо продается; кое-кто, уже купив участок, вскоре отказывается от него, меняются хозяева уже строящихся сооружений. Лишь на одном участке строительство идет своим чередом - это один из первых купленных участков, самый близкий к восточному корпусу - участок путейского инженера Валериан Александрович Панаева (двоюродного брата писателя И. И. Панаева).

Здание было спроектировано и построено по проекту гражданского архитектора Дмитрия Константиновича Пруссака в псевдорусском стиле: четырехскатные кровли, древнерусская лепнина, окна с закругленными сверху проемами и очень напоминало известный дом Басина на площади у Александринского театра. Театр создавал впечатление фундаментальности и выделялся среди других зданий набережной. Тем не менее, постройка была благоприятно принята публикой, хотя многие историки архитектуры отмечали ее несоответствие с рядом стоящим Адмиралтейством.

Проект был выполнен в 1876 году, строительство здания осуществлялось при непосредственном участии архитектора. Однако, постройке здания, уже на стадии проекта, сопутствовали различные трудности: когда проект был представлен его на смотр Императора, тот запретил строительство такого дома, мотивировав свое решение тем, что высота дома превышала высоту Зимнего дворца, что было в Петербурге непозволительно. В связи с этим были приняты меры по разработке типового проекта, который был предложен всем архитекторам, строившим дома на Адмиралтейской набережной. В проекте были предусмотрены даже типовые балконные решетки. Такой поворот событий никак не мог устраивать Панаева, и он отстаивал свое право на постройку желаемого им дома в городской Думе. Более того, он даже требовал возмещения убытков, которые были неминуемы, т.к. строительство уже началось.

Ходом строительства здания чрезвычайно интересовалась общественность, так как устраиваемый театр относился к числу общественных зданий. По этому поводу Общество архитектуры обратилось к Николаю Леонтьевичу Бенуа как к главному архитектору Императорских театров с посланием: «Члены Санкт-Петербургского общества архитекторов крайне интересуются постройкой театра господина Панаева на Адмиралтейской набережной. Неоднократно заявляли правлению желание ознакомится путем сообщения с этой, наделавшей много шума, постройкой…». Это вынудило архитектора Пруссака сделать доклад в Обществе архитекторов о строительстве театра. В результате в проект были внесены дополнения и отправлены в Городскую управу. По этому поводу в архиве Городской управы сохранились обширные дела. «Действительный статский советник Панаев на предложение Городской управы относительно чертежей на изменение постройки дал отзыв, что с требованием о предоставлении этих чертежей он просит обратиться к академику архитектуры Василию Александровичу Кеннелю, бывающему ежедневно на работах…». В итоге Панаеву разрешили строить такой дом, какой был ему нужен, ограничив, однако, его высоту одиннадцатью саженями (23,5 метра) и ширину - восемью саженями (18,4 метра), который и был закончен к 1888 году. В доме, согласно проекту, кроме квартир и ресторана, на первом этаже размещался театр, в мансардном этаже – декорационные помещения.

Зрительный зал не отличался удобством - обзор сцены, особенно из боковых лож верхних ярусов, был затруднен, что, впрочем, компенсировалось выдающийся акустикой.
"Прекрасно построен, но, благодаря малому пространству занимаемой им площади, выглядит колодцем..." (из "Полного путеводителя по Петербургу и его окрестностям" Ф. В.Домбровского). За хорошую акустику театр любили оперные труппы.

Сведения о количестве мест в зрительном зале расходятся. Так Т.А.Соловьева в книге «К причалам Адмиралтейской набережной» пишет, что театральный зал был рассчитан на 1175 человек: партере находилось 240 кресел, 88 стульев, предполагалось 12 лож бенуара, 25 лож в бельэтаже. Во втором ярусе должно было находится 25 лож, в третьем – 16. Каждая ложа рассчитана на 6 зрителей. Всего было 78 лож на 468 человек». [4] При таком положении не получается общая сумма мест. По другим данным в партере было предусмотрено 600 мест и существовало 4 ряда лож по 25 в ряду и пятый ряд с 5 ложами на 6 человек каждая. Тогда зал должен был иметь 1230 мест.

В процессе затянувшегося строительства Панаев разорился и здание театра через три года в 1891 году было продано вдове Санкт-Петербургского купца 2-й гильдии Эмили Ивановне Гинтер, но так и сохранило в обиходе имя первоначального владельца. При новой владелице в 1897 году некоторые изменения в декорировку фасада внес архитектор А.И.Ковшаров (Кошеваров(?)).

В 1911 году Э.И.Гинтер продала дом антрепренеру П.В.Тумпакову. При этом владельце архитекторы А.И.Ковшаров (Кошеваров) и А.К.Гаммельршельд вновь произвели некоторые изменения фасада и в 1903 году провели некоторую перепланировку театра, интерьеры театра перестраиваются, появляется шикарная мебель, проводится электрическое освещение, что сделало театр более современным. С момента открытия в 1888 года по 1914 год Панаевский театр работал не закрываясь ни на один сезон.

В 1914 г., в первые же дни войны, здание Панаевского театра было реквизировано военным ведомством под главную военно-полевую почтовую контору. Зрительный зал был занят рассылочным отделением, а в разгороженных ложах размещались на ночлег солдаты почтовой команды. Расположились там, «как будто на даче», и служащие почтового ведомства: «Чиновники, какие без семьи, чтоб не платить 40 – 50 рублей за комнату, устраивались в ложах. Рогожей обтянут ложу, совсем как отдельный номер в гостинице. Жили так до глубокой осени, до хороших заморозков».
К моменту гибели здания от пожара в 1917 г. им владела вдова антрепренера П. В. Тумпакова.


Статья о пожаре, опубликованная в газете "Санкт-Петербургские ведомости" - Выпуск № 207 от 02.11.2007
Литература:
Соловьева Т. А. К причалам Адмиралтейской наб. СПб., ИКАР,1999. С.51-75.